Элина Сидоренко рассказала о применении в Казахстане концепции МФЦА в регулировании криптовалют

Опубликовано at 14:00
36 0

Правительство Казахстана готовится подписать на днях Концепцию правового регулирования рынка криптовалют и частного размещения ценных бумаг. Документ разработал Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА). Авторы первыми в мире определили понятия криптовалюты и токена, а также разработали систему защиты прав инвесторов. 

Как подписание законопроекта отразится на российских предпринимателях, стоит ли им перебазировать свой криптобизнес в Казахстан, и почему ведение ICO-проектов в рамках МФЦА способствует сотрудничеству со странами Шёлкового пути, корреспонденту Bts.media рассказала руководитель рабочей группы Государственной Думы РФ по оценкам риска оборота криптовалют Элина Сидоренко.

Элина, поделитесь своим мнением о законопроекте в целом? 

Мне импонирует, что авторы концепции правового регулирования криптовалют учли проблемы, которые возникли при создании других песочниц, в том числе белорусской. Помимо этого законодатели предложили собственное понимание криптовалют и токенов, выпустив глоссарий. Это может очень серьезно повлиять на криптовалютный рынок. Вообще введение в нормативный акт определений терминов, которые в нём используются — это очень хороший юридический прием, не традиционный для российской правовой модели. Он позволит инвесторам и разработчикам чётко понимать, на каком поле они вскоре будут играть. Я считаю, что это может стать толчком для гармонизации общей модели регулирования мирового криптовалютного рынка.

Какие позитивные моменты концепция внесёт в криптомир? 

Во-первых, концепция подразумевает создание действительно хорошо организованной регуляторной песочницы, в которой изначально выстроен полный цикл оборота криптоактивов, начиная со строительства законодательной и нормативной баз, и заканчивая наличием судебной защиты. Сейчас в мире нет таких сфер, где бы эта идея была реализована в полной мере. Казахстан пытается это сделать. 

Во-вторых, законодатели Казахстана при работе над концепцией опирались на англосаксонскую систему права с ее прецедентностью, прозрачностью и относительной гибкостью. Она позволяет варьировать риторику в зависимости от трендов рынка через вынос тех или иных судебных решений. Также и Казахстан сейчас начинает формировать систему судебных прецедентов, чтобы через принятие отдельных решений определить направление регуляторики. Это очень хорошо, потому что таким образом они обеспечат себе относительную гибкость и способность реагировать на технологические тренды.

Кстати, в пул так называемых учредителей песочницы вошли англичане. Это значит, что они заинтересованы в том, чтобы эта история стала развиваться и нашла надлежащую интеграцию в Европе. Таким образом через эту структуру у России может появиться коридор с Британией и другими европейскими странами. 

В-третьих, руководитель МФЦА напрямую подчиняется президенту Казахстана. Это значит, что в стране выстраивается очень правильная вертикаль власти, когда Центральный банк вместе с Министерством финансов регулируют общую финансовую ситуацию в стране, а МФЦА обладает статусом закрытой регуляторной площадки. То есть в стране существуют две национальные правовые системы: страны в целом и песочницы в частности. Это позволяет обозначить границу между общим регулированием и регулированием финтеха. Я считаю, что этот пример может оказаться заразительным для многих стран. 

В-четвёртых, Казахстан не делает очевидных и очень вычурных преимуществ для людей, которые будут заходить в эти песочницы. То есть там есть разные режимы налогообложения людей и компаний, в зависимости от того, что это за лица. 

Наконец, Астана видит регуляторику в рамках мультивалютного поля и позволяет в полной мере осуществлять все ICO-проекты в пределах страны. 

А отрицательные моменты существуют?

Конечно. Центральный банк Казахстана неохотно принимает идеи, связанные с криптовалютами и ICO. Кроме этого, сегодня не выработаны солидные и точные рекомендации относительно того, каким образом существующая фиатная валюта будет выводиться за рамки МФЦА. Это проблема не только Казахстана но и других песочниц, которые сейчас появляются в мире. 

Может ли принятие концепции отвлечь инвесторов от российского криптовалютного рынка?

Нет. Я считаю, что не так уж и много было отечественных инвесторов на российском рынке, чтобы сильно заботиться об их серьёзном оттоке. Кроме того, если российские проекты будут развиваться в рамках МФЦА, они ни в коем случае не утратят своей российской самости. Наоборот, они станут привлекательными не только для российских инвесторов, но и для инвесторов из стран Шелкового пути: Китая, Азербайджана, Киргизии, Грузии, Туркменистана и других, потому что эти страны планируют развивать свои финансовые технологии именно на базе Казахстана. Вообще государства Шелкового пути — это новая политическая и экономическая сила, которая завтра сможет завоевать мир.

Как изменится категория инвесторов после принятия законопроекта?

После подписания концепции Казахстан станет действительно серьезной платформой для привлечения интереснейших инвесторов с востока. Поэтому туда придёт тот бизнес, который ориентирован на развитие сервисных проектов с учётом требований антиотмывочного законодательства, идентификации и сохранения персональных данных. 

Предприниматели, которые нацелены только на то, чтобы поднять как можно больше денег, после принятия концепции МФЦА не будут строить бизнес в России или Казахстане. Сейчас не только в России, но и в мире криптовалютный рынок находится в стадии декадантства. Люди, которые легко привлекали в эту сферу деньги, разочарованы: рынок окреп, поэтому надеяться на то, что неожиданно на них обрушится та халява, которая была в 2017-м году, уже не приходится. 

Есть ли смысл российским игрокам крипторынка перебазировать бизнес в Казахстан?

Я бы посоветовала им оставаться в рамках российского правового поля. Я не могу сказать, что в ближайшее время в России примут какой-то адекватный закон. К сожалению нас, экспертов, законодатели не готовы слушать. Однако если наши последние рекомендации в рамках второго чтения закона о цифровых активах будут учтены, в стране появится хорошая система регулирования финансовых технологий. При подготовке закона ко второму чтению мы настаивали на том, чтобы законодатели отказались от жёсткого регулирования криптовалюты и ограничились введением в правовое поле понятия криптовалюты и токенов, чтобы разработчики ICO-проектов уже сейчас могли начать привлекать инвесторов. Если законодатели примут такое решение, Россия станет очень хорошей юрисдикцией для дальнейшего развития криптобизнеса. 

Также я считаю, что российским предпринимателям следует открыть филиалы и дочерние компании в МФЦА, потому что эта площадка может оказаться очень полезной с точки зрения привлечения инвестиций. Поэтому игрокам российского крипторынка определённо следует узнать, что Казахстан может им предложить с точки зрения инфраструктуры и продолжать работать в рамках Евразийского экономического союза.

Концепция защищает права неквалифицированных инвесторов. Почему?

Неквалифицированные инвесторы — это некий индикатор того, в каком направлении движется рынок. То, что интересует неквалифицированных инвесторов, интересует и население. Поэтому сейчас было бы странно отстранять от этого рынка непрофессиональных инвесторов, учитывая, что изначально именно они формировали основную концепцию ICO. По сути, это народное инвестирование. Когда мы замыкаем ICO на квалифицированных инвесторах, мы переходим на рынок ценных бумаг. Эта неповоротливая система, которая существовала с XIX века, не способна реализовать тех задач, которые ставит рынок. Поэтому неквалифицированные инвесторы нужны. 

Каким образом документ защитит неквалифицированных инвесторов?

Во-первых, концепция определяет максимальный лимит средств, которые могут внести неквалифицированные инвесторы. В Казахстане этот лимит значительно выше, чем в России. 

Во-вторых, в отличие от российского законопроекта о цифровых активах, в концепции чётко определен механизм защиты прав неквалифицированных инвесторов в суде. К сожалению, судебной защиты их прав сейчас нет ни в одной стране мира. 

Наконец, в Казахстане разработали интересную модель по описанию смарт-контрактов. Они предлагают рассматривать смарт-контракт как некий договор на основе алгоритма. Основные идеи, постулаты должны быть отражены в так называемых Terms and conditions. Я считаю, что это очень хорошая модель защиты прав инвесторов.

Каким вы видите будущее концепции: когда ее примут, будут ли законодатели вносить в документ поправки? 

Этот законопроект во всех своих принципиальных позициях нашел полное понимание в высших органах власти Казахстана, поэтому правительство его подпишет в ближайшие дни.

С точки зрения перспектив развития я считаю, что регуляторика будет все время видоизменяться. Это связано с тем, что законодатели обеспечили ее гибкость через судебные прецеденты. Ещё я полагаю, что в концепцию внесут серьезную поправку, касающуюся взаимодействия с банками. Также в ближайшее время правительство Казахстана определит правила взаимодействия этой песочницы с государством. Наконец, я считаю, что через некоторое время участники рынка придут к необходимости детализации деятельности обменных площадок и бирж. Несомненно, будет очень ужесточена регулиторика в отношениях идентификации пользователей, системы отчётности и ответственности за распространение персональных данных.

Источник: bits.media

Bitcoin News

Похожие записи